Лариса Штейнман: «Надо уметь толкать себя на добрые дела и творчество»

2.jpg

Недавно в кафе «Буше» мы случайно встретились с известным журналистом, писателем и издателем Ларисой Штейнман. Наша героиня работала специальным корреспондентом во Франции русской версии журнала ELLE, редактором отдела моды журнала «Медведь», выпускающим редактором немецкого «Collection» и французского «Туса», редактором по стилю Time Out Москва, написала три книги и сейчас снимает кино. Зачитываясь статьями Ларисы для издания «Сноб», мы все больше понимаем, что чужой опыт перенять невозможно, но можно открыть для себя что-то новое и интересное – просто прочитайте интервью, и сами все поймете.

Родители просто мне не мешали закончить школу с золотой медалью, быть редактором классной стенгазеты и президентом клуба поэтов, заниматься музыкой, играть на фортепьяно и гастролировать с хором – то есть увидеть полное приключений детство. Я родилась и выросла в достаточно глухой провинции, в небольшом поселке городского типа в Чувашии. Мой папа был популярным в республике артистом. Он много лет работал конферансье, потом режиссером драматического театра, ставил спектакли, сам танцевал и пел, а еще научил меня бить степ. С мамой у них были очень страстные отношения, я видела, насколько они неравнодушны друг к другу, и им было совершенно некогда заниматься детьми. Единственное, что они контролировали, – это дневник, который, к слову, был с одними пятерками. 

Получив гонорар за свою первую книгу «Гений: инструкция по применению», я уехала в Индию с грудным ребенком на руках. Две зимы мы провели в северном поселке Арамболь. В этом месте всегда собирались музыканты, художники – творческая тусовка. На одной из гор даже есть дерево, куда по легенде приезжали Beatles для медитации и написания песен. Фрукты, прекрасная еда, океан - я люблю мир Востока, и своим опытом жизни в Индии решила поделиться в книге «Арамболь. Гоа».

3.jpg

Я хотела, чтобы моя дочь впитала в себя французскую культуру. Маруся родилась в Париже, затем мы уехали, чтобы вернуться вновь, когда ей исполнилось четыре года. Пока мы жили во Франции, то на мастер-классе Никиты Михалкова, познакомились с режиссером, румынкой Евой Перволовичи. В 2013 году вышел русско-французский фильм «Маруся», который до сих пор имеет прокатную жизнь в Европе, – в нем моя дочь сыграла главную роль. Сниматься Марусе понравилось, как главная актриса она имела право голоса и сама выбирала себе костюмы. Кино хорошо приняли на 69-м Берлинском кинофестивале и даже показывали в немецких школах в качестве обязательной программы, а в России для проката выкупили несколько кабельных телеканалов.

Французский кинематограф имеет мощнейшую поддержку от государства, и кинотеатры обязаны не менее 60% от репертуара показывать французские фильмы. Они поддерживают кинематограф как искусство и крепко держат рубежи французской культуры. Своим отношением они поставили себя очень высоко во всем мире: возьмем в качестве примера Франсуа Озона, который давал интервью десяткам ведущих российских телеканалов в фешенебельном отеле «Ритц Карлтон» в Москве. Это мероприятие было организовано в рамках «Недели французского кино». Мне дали ровно десять минут на разговор с режиссером, прежде чем выпихнуть из кресла и посадить следующего журналиста. Я спросила, любит ли он готовить, на что Озон ответил: «Обожаю! Хороший режиссер не сможет снять хороший фильм, если он не умеет готовить». 

Сейчас я хочу снять полнометражный фильм и уже давно написала сценарий. Было три съемочных дня в Париже. Кино будет о зрелости, о том, как женщину меняет возраст, и почему важно из себя это вытащить – все мысли, переживания и воспоминания, которые терзают душу. Поскольку я автор, то это будет отражением меня самой. Как отмечал Лев Толстой: «Наташа Ростова – это я», подчеркивая близость с образом героини своей книги. Рабочее название фильма, о котором пока знают только единицы: «Три дня в Париже».

Когда-то мы все оказываемся в таком возрасте, который перестаем понимать. Совсем недавно я написала пост на Facebook про кризис среднего возраста и про то, как я переживаю наступление своих сорока пяти лет. Взрыв читательской активности! Затем меня пригласили в Петербург на презентацию книги Алены Долецкой «Не жизнь, а сказка» (Ред. Алена - первый главный редактор русских версий журналов Vogue и Interview). И это все взаимосвязано: мне очень хотелось посмотреть, как она разговаривает, как стоит, на ее мимику и жестикуляцию, на то достоинство, с которым она идет по жизни в своем возрасте. В книге Алена честно написала то, что действительно думает, а не то, что хотелось бы многим услышать. Это мудрая печаль, ирония. И на мой вопрос, что ей помогает оставаться сильной, Алена ответила коротко: «Друзья и вера».

Надо уметь хотеть, уметь толкать себя на добрые дела и творчество. Любое созидание – это всегда преодоление себя, инерции. И самое верное – делать то, чего боишься, а не идти по накатанной колее. Для вдохновения посоветую посмотреть фильм «Леопард» итальянца Лукино Висконти о жизни аристократии, перечитать книги «Виконт де Бражелон» и «Три мушкетера» Александра Дюма, написанные очень изысканным языком – языком дуэлей и ухаживания за прекрасными дамами. Еще послушайте Elle, Elle l`a певицы France Gall об Элле Фицджеральд. И для себя отметила фантастическую песню All Alone Am I  Бренды Ли и Manchester et Liverpool, которая часто звучит в прогнозах погоды, в исполнении Мари Лафоре. Безумно красивой женщины.

конец.jpg

Интервью: Диана Иванина

Фото: Катя Уплисова