Керамика «Как пахнет земля»

pRkOHijY-Zs.jpg

Достойный эпилог к интервью с Вероникой связан с запахом земли. Вы можете себе представить, как пахнет глина? А теперь подумайте о том, что из этого куска первозданной природы получается посуда, наполненная теплом, вдохновением и трепетным отношением мастера. Почему стоит попробовать делать что-то своими руками – расскажет наша героиня. 

- Вероника, как ты выбрала для себя керамику? Для тебя это было хобби, или ты уже знала, что будешь основателем мастерской? 

Я училась в Воронеже на графического дизайнера. На последних курсах поняла, что это не совсем мое. Керамику ручной работы увидела случайно, в неизвестном магазинчике в Крыму. Тогда она меня поразила своей материальностью: из нее можно делать такие простые, но в то же время выразительные вещи, что захотелось поработать с этим материалом. 

Открытие мастерской для меня было экспериментом. Когда ты вращаешься в творческих кругах, то постоянно находишься в поиске. Мысли о том, чтобы такого интересного попробовать, что нарисовать, какие материалы использовать, привели меня к керамике, которой я занимаюсь 5 лет.

- В 2015 году появилась мастерская, расскажи о своем переезде в Петербург, и как ты открыла свое дело? 

В Воронеже на балконе у меня стояла печка, а лепила я на кухне. Поначалу это действительно было просто хобби. Затем, через неделю после окончания университета, мы с мужем переехали в Петербург, и я точно решила – пора. Пора открывать мастерскую, учиться лепить не только руками, но и на круге. Хотя цели массового производства никогда не было – мне всегда хотелось оттачивать каждую чашечку – после прикосновения к гончарному кругу, в сознании что-то поменялось, началось, что называется, ремесленничество. 

- С какими сложностями пришлось столкнуться при открытии мастерской? 

Сложность была в поиске помещения, рассчитанного на определенные электрические мощности. Не везде можно установить печку для обжига, поэтому мы выбрали здание завода, лофт-пространство. По словам арендодателя, еще никто не называл это место красивым, кроме нас.

- Концепция «Как пахнет земля» связана с временами года. Твое главное вдохновение в творчестве – это природа? 

Мне давно нравился запах глины, поэтому ассоциативно пришло название «Как пахнет земля». Еще с детства, с занятий по скульптуре в художественной школе, я помнила этот запах, на который когда-то обратила внимание. Глина у меня связана с деревней, с дачей, с посадкой сезонных овощей – с чем-то природным, земляным. В целом я просто внимательно смотрю вокруг: например, осенью было много оранжевого цвета, и это подтолкнуло меня на создание тыквенных чаш. 

Еще я очень люблю японскую керамику, а у них все основано именно на временах года. И когда сервируется стол, то в зависимости от сезона подбирается керамика. Летом пить из снежных чашек нельзя, это для японцев плохой тон. 

- Ваша посуда довольно «первобытной» формы, есть свой стиль. Как ты пришла к нему? Какие школы керамики повлияли? 

Мне нравится древняя керамика, текстуры, не переполненные глазурью. Но сейчас я немного отошла от этого в более практичную сторону: хочу, чтобы мои работы без боязни можно было использовать в быту. Вручную я леплю вазы, кувшины – крупные вещи. Пиалы делаю в основном на гончарном круге. 

Про японскую школу могу говорить часами. Одна из самых вдохновляющих историй – керамика Раку. Это старый японский род, они делают чайные чаши, начиная с 16 века. От отца к сыну передаются традиции, воплощенные в аскетизме и минимализме. Черная чаша – их визитная карточка. Ее можно сравнить с картиной Малевича: это просто черная чаша как черный квадрат, но она появилась настолько давно, что удивляешься, как сознание людей тогда было к этому подготовлено. Это настоящий авангард, который появился гораздо раньше авангарда европейского. 

Еще меня восхищает британская керамистка Люси Ри – представительница современной школы керамики, гончар и художник. Это тот случай из немногих, когда ремесло выведено на уровень тонкого дизайна и высокого искусства. 

- А ты больше художник или ремесленник? 

Сложно сказать, на эту тему можно дискутировать долго. Когда я выполняю заказ и делаю 40 одинаковых чашек, то, конечно, ремесленник. Но когда я сижу и что-то придумываю, горю идеями, то здесь – уже художник. Просто я делаю и то, и то, а также вдохновляюсь мировой художественной культурой. Помимо природы, которая часто является моим источником вдохновения, немаловажна насмотренность.

- Обжиг в печи – особое таинство для керамиста? 

Ты задаешь температуру и режимы, но остальное происходит без тебя – в этом и есть таинство. В самой печи керамика находится от 8 до 12 часов, а потом 15 часов остывает. Первый утильный обжиг идет без глазури, и мы получаем черепок. Затем покрываем способом полива или кистью – и снова, в печку. В итоге получается много интересных сюрпризов.

- Насколько посуда долговечна? 

Некоторые смущаются покупать нашу керамику, так как боятся разбить. Но почувствовать разницу между ручной работой и фабричной стоит. В быту эту посуду можно спокойно мыть в посудомойке, использовать в микроволновке – ничего не случится. Она не более хрупкая, чем посуда из «Икеи». Не хочу никого отговаривать, я и сама покупаю тарелки в «Икее», но объяснять, какая наша посуда, чем она отличается, нужно. Сейчас люди мало знают о ручной керамике, это только начинает обретать популярность. 

GrSu-a_rEbQ.jpg

- Помимо керамики тебя увлекают художники. Назовешь любимых авторов или картины? 

Люблю аутсайдерское искусство – когда авторы не имеют художественного, да и в целом какого-то образования, но их работы гениальны, и это совершенно другой мир. Интересны поиски общепризнанных художников, небанальные попытки уйти во что-то древнее, детское и непосредственное, а не просто точить академическую технику. Поэтому мне нравятся Пикассо и Матисс. 

- Почему красивая керамика должна быть частью жизни каждого? Еда из красивой посуды, она особенная? 

Приятно, когда есть вещь, которая индивидуальна. Понятно, что я создаю похожие чаши, но все равно, каждая из них вышла из-под моих рук, и это не какое-то фабричное производство, где их просто штампуют. Я думаю над каждым изгибом и каждым сантиметром, и хочется надеяться, что люди видят это. Видят мое трепетное отношение, которое посуда продолжает нести в быту, когда ей пользуются. Возможно, кому-то на душе становится лучше, – искусство и дизайн для этого и созданы!

 

Фото: Екатерина Уплисова

Интервью: Диана Иванина