Валентин Соколов. Фокусник

36XbrV-_Yu0.jpg

Фокусник - нестандартная профессия. Когда меня спрашивают, где я этому научился, люди нередко представляют эдакий Хогвартс, а моя жена в шутку называет форумы фокусников «слетом юных Василис по обмену премудростями». Так что моя профессия всегда окутана флером тайны и, конечно, юмором. Я уже почти привык.

 

Фокусников сложно удивить?

Легко, ведь удивление – источник вдохновения. Например, на международном форуме фокусников в Италии был конкурс фокусов. И почти тысяча фокусников, увидев интересный трюк, визжала от восторга. Особенно приятно удивляются люди с востока: корейцы, японцы. Они не стесняются эмоций, открыто их выражают.

 

Какой идеальный день фокусника?

День, когда родилась идея.

Неважно: нового номера, рекламной кампании, образа.

Я точно не знаю, что меня вдохновляет: музыка, спектакль, выставка, другой человек, шутка, фильм – что угодно.

Вдруг у тебя щелкает что-то в голове  и ты понимаешь, что нужно сделать вот так!

toIstRZqZBw.jpg

 

Фокусники – дружная среда?

В Петербурге – очень. Коллеги из других городов говорят,что мы выделяемся среди остальных.

Мы иногда просим друг друга помогать на выступлениях. Мы все знакомы и ежегодно встречаемся на форумах фокусников в Петербурге и в Москве. С кем-то уже давно дружим семьями.

Меня называют самым романтичным фокусником Петербурга. Я люблю работать на свадьбах, и в моих шоу всегда много лирики и сердец. 

 

Скажи, по-разному ли ты готовишься к детской и взрослой аудитории?

Да, конечно. Разные представления, шутки. Хотя бывает, что фокусы одинаковые, повторяются, но сама история абсолютно другая для детей и взрослых.

 

Работал ли ты когда-нибудь в тандеме?

Да, бывает такое. Иногда делаем шоу на несколько человек.

 

LTK670Jvxbc.jpg

Видел ли ты необычную реакцию на фокус?

В самом начале карьеры бывает такое у многих, я думаю.

Люди удивляются, а ты быстро привыкаешь к этому.

Но бывают зрители, которые ищут секрет. Им кажется, что фокусник пытается их обмануть.

Вначале я переживал из-за этого.

 

Как ты с этим справился?

Помогла психология и понимание людей - что ими движет.

Я уверен, что любой фокусник должен быть психологом.

 

Где ты выступаешь?

Недавно работал в Петропавловской крепости, в красивом месте – «Атриум».

Я часто езжу в другие города и страны и рад, что работа открывает для меня мир.

 

Как твоя семья и близкие относятся к профессии фокусника?

Им это нравится. Сын ещё маленький, поэтому он пока не понимает.

Жена очень поддерживает, и мне это помогает. Я не показываю представления дома, но спрашиваю ее совета, если в чем-то сомневаюсь.

 

Каким должен быть фокусник?

Для фокусов нужен талант.

Но, чтобы стать профессионалом, должно случиться определённое событие в жизни.

Я думаю, всем фокусникам не хватает внимания в детстве. Их становление в профессии – это работа над собой.

Чем сложнее в детстве – тем круче ты можешь стать.

 

Фокусы – это обман?

Отчасти можно и так сказать. Интересная закономерность в том, что фокусники - честные люди. По крайней мере те, которых я встречал.

 

kYmAV7iG0Oc.jpg

Фото: архив Валентина Соколова. Фотограф Евгения Павлова

Интервью: Екатерина Уплисова

Расшифровка: Дарья Григорьева

Редакция: Лёвина М.В.

Интервью с Э. Новиковым

IMG-9885.JPG

Про Радио 2 столиц

Это был 2000 год. Я встретил в Париже человека по имени Александр Гончаров, бывшего радио-диджея,  в русском ресторане «Казаки», рядом с цирком Б.(?) В то время я работал там за стойкой – барменом. Слово за слово – и мы заговорили, что было бы неплохо создать  русскоязычное радио в Париже.

Сначала мы обратились к графу Петру Петровичу Шереметьеву, который казался  нам всемогущим бонвиваном, но… Ничего не получилось.

В 2004 году я создал сайт в Интернете, чтобы в 2005 году подать запрос на частоту FM(во Франции частота разыгрывается раз в 5 лет).

Пока мы делали этот сайт, наша компания  - 8 человек - развалилась. Никто ни во что не верил, все стали расходиться… В итоге частота нам не досталась.

Я продолжал делать сайт один .

Потом постепенно стал обрастать ребятами, собралась новая команда. Хотя надо заметить, что работать с микрофоном – это очень сложно, люди начинают заикаться, запинаться. Для работы на радио нужен красивый выразительный голос, и при этом ты можешь стоять хоть в пижаме, немытый, непричесанный… Главное – испытывать удовлетворение от того, что ты делаешь. Когда ты осознаешь, что тебя слушают, и от этого тащишься.

 

Про сайт

Сайт создал известный французский веб-дизайнер Жан-Батист Вердье. Он такой – не от мира сего… Сейчас он работает для голливудских блокбастеров в технике 3Д– создает трехмерную графику, замки и декорации для исторических фильмов( «Гладиатор» c Расселом Кроу , например).

 

Наша аудитория -

Это русскоязычная Европа. Нас слушают в Германии, Англии, в Америке . И мы прекрасно понимаем, что наши слушатели тяготеют  не только к  русской музыке. И на вопрос : «Почему так мало русской музыки на радио?» - я обычно отвечаю: «Этот вопрос – к Русскому радио в городе Москва».

Музыка отбирается только самая передовая, самые последние европейские хиты, качественная французская – идет  жесткий отбор русской музыки, ибо на сегодняшний день ее практически нет. Или это бестолковая попса ….

Когда на гастроли в Париж приезжает европейская группа, как правило – они играют вживую с большим количеством  музыкантов на сцене. Русские же предпочитают играть под фонограмму , и мы видим, что это просто лажа.

Поэтому русской музыки очень мало.

На радио играет музыка, которая сделана с душой, молодыми музыкантами, нет никаких Алл Пугачевых – хотя сам я к ней отношусь очень положительно: хорошая актриса, хорошо поет. И я иногда слушаю ее один дома, могу даже подпеть с удовольствием– но…В эфир мы это не ставим.

На сегодняшний момент я считаю, есть русский рок, есть  молодые группы, которые играют soul, RNB, хип-хоп. Они ближе к европейскому стилю,  а так  как мы находимся в Европе, то мы не хотим, чтобы наши английские или французские радиослушатели говорили, что русская музыка – это галимая попса и полная безвкусица.

Так что мы работаем над престижем ХОРОШЕЙ русской музыки в Европе. Практически первопроходцы.

 

Русские за границей

У русских в Париже очень модно при встрече рассказывать о том, как они любят свою страну… Мы , живя за границей, намного больше разговариваем о России, о ее мощи и самобытности, чем те русские, которые живут в Москве. Наши диджеи, особенно французы, с трепетом относятся к своей работе – для них это возможность прикоснуться к русской культуре.

Судя по статистике,  нас слушают в Японии, Китае, в Алжире,  Африке, Австралии, и даже были заходы из Индии… Тем более мы работаем с системой скайп, нам можно задавать вопросы в прямом эфире прямо в чате. Плюс звонки – это им ничего не стоит, мы не зарабатываем на наших радиослушателях. Это принципиально.

 Самое главное в жизни это – общение. Продавать культуру за бабки – это неправильно, мы зарабатываем на рекламе.

Париж – это большая деревня, русских около 400 тысяч ( официальная статистика). Все, что происходит в русскоязычной среде – гастроли, концерты, фестивали русского кино - вся информация проходит через нас.

 

Эмиграция

Эмиграция во Франции похожа на заброшенное картофельное поле: посадить посадили, а окучить забыли. Люди сначала тратят время и силы на то, чтобы сделать себе французские документы, а что потом  делать– не знают. Просто доживают и все. Так что теперь надо взять тяпочку и окучивать, делать направление грядок…

Можно совершенно открыто говорить, что во Франции нет русской диаспоры. «Белая» эмиграция живет обособленно, и себя практически изжила: большинство умерло в силу возраста, дети не помнят и не хотят знать ничего, и все, что их связывает с русской культурой – это соблюдение церковных праздников и фамилии на «офф» в конце. Последующие волны эмиграции разбросаны по стране, живут обособленно и предпочитают забыть  о своем происхождении. Наща миссия – это объединить русских вокруг какой-то идеи: на сегодняшний день больше никакой медиаструктуры кроме нашего радио  во Франции не существует.

Что я люблю

Я люблю музыку, тачки. Люблю гонять.  Свежий воздух. В плане женщин я – однолюб…Иногда пишу картины. Для себя. Не хватает времени и определенного состояния, кругом все время люди – для меня радио как семья, я живу на работе.

А для картин нужно побыть одному.

А стихи не пишутся почему-то, хотя раньше писались...

 

Про сегодняшнюю Россию

Я уже 7 лет не выезжал в Россию. И на мой взгляд, ничего не изменилось. Появились новые рестораны, клубы, которые открываются-закрываются, и они намного превосходят европейские в плане декораций, шоу и даже смены названий.

А провинция не изменилась совершенно. Люди плохо живут…

 

Про русских мужчин

Мне кажется, что проблема русских мужчин – не стрессы и не пробки. А в том, что они забыли о том, что они – мужчины. Они забыли о том, что после 30 – как ни странно – начинает расти живот. И есть свинину 3 раза в день – это не совсем правильно. И можно не пить водку каждый день, а больше внимания уделять семье, например. Что случилось с русскими мужчинами?

Как-то не радуют они глаз, когда появляются на европейских курортах…

И еще этот русский пафос, непонятно откуда взявшийся….

 

Мировая несправедливость

Когда я был маленький, мне было 8 лет, одного мальчика побили старшие ребята, зажали его в углу. И обоссали его сверху. Один из этих ребят признался мне потом, похвастался.

Я не мог заснуть всю ночь. У меня был котенок, я засунул его в пазуху и всю ночь гулял по деревне. Была зима, холодно. Я грелся о котенка и плакал от бессилия. Я не мог пережить, что  можно так унизить человека.

И что я ничего не могу сделать…

_MAX0107.jpg

 

Краткая биографическая справка:

Родился в поселке Хвойная Новгородской области. После окончания школы в 1984 году уехал в Питер, поступил в ПТУ на судостроителя. В 1985 году – армия, служил в Газни(бывшая столица Афганистана), в спецбатальоне охраны командующего войсками.

После армии – Балтийский завод.

Поступление в мореходное училище.

Женился в 24 года, дочь Анна, учится на социолога в Петербургском университете.

Работал на заводе, таксистом.

В 90-е организовал фабрику по производству мебели.

В 1998 году уехал в Париж – жил практически на улице, без друзей, без языка…

Работал на стройке, потом – в русском ресторане официантом.

Потом стал самым высокооплачиваемым барменом в River сafe, одном из самых престижных  ресторанов Парижа.

Бар находился на корабле, пришвартованном на Сене, напротив телеканалов  TF1, CANAL+, спортивной газеты Equipe . Новиков 7 лет общался со всеми селебрити Франции, которые заходили в ресторан после работы.

Через 7 лет работы открыл на собственные деньги первое русскоязычное радио в Париже.

Герой: Эдуард Новиков

Интервью: Лариса Штейнман

 

 

Сергей Медведев и Наташа Беспалова: «Мы трогаем зрителя»

C5D60A59-79EB-42B1-BDD3-51695C61680E.jpg

Мы не будем рассказывать о том, как Сережа чуть не погиб, но доиграл спектакль до конца. Не будем о том, как горяча Наташа в танцах и словах о любимом деле. Мы просто предлагаем вам быть вне рамок и скобок, окунуться в мир авангарда и прочитать историю наших героев, не иначе как уникальную для Петербурга.

- «Реzиденция» открылась 23 сентября, полгода назад. Изначально вы планировали площадку для современной хореографии и театров. Как сейчас, что изменилось?

НАТАША: Мы считаем, что в рамки нашей площадки хорошо вписывается именно авангард. «Реzиденция» – это база для молодых современных художников. А классика, стандарты и стереотипы – театральные или танцевальные – как показывает практика, не по нашу душу. Да и сама площадка говорит режиссерам: «Нет, чувак, у тебя не получится сделать классический театр. Здесь нет кулис». Смелым экспериментаторам – добро пожаловать. 

СЕРГЕЙ: Мы в принципе не циклимся исключительно на театре или танце. На площадке «Реzиденция» даже модные показы проходят. Потому что мы уже давно сотрудничаем с петербургскими представителями fashion-индустрии. У нас много талантливых друзей. Отсюда и различные коллаборации с российскими дизайнерами и платформами, поддерживающими локальные бренды: Naidal, Nnedre, GREATCRISS, Lockmachine, The One Planet, MARTYNENKOV, Freedom Store. Для кого-то мы выступаем в качестве моделей. Это совместные фотосъемки или показы. А с кем-то, например, с Нелли Недре, получилось более тесное сотрудничество, – она художник по костюмам нашего спектакля «Превращение».

- В Петербурге очень сильна школа классического танца (балет). Вы решили пойти по иному пути, не боялись, что проект провалится?

СЕРГЕЙ: Может быть, дело в том, чтобы бояться, но рисковать. Как правило, мы не боимся рисковать в творчестве, однако в некоторых вещах мы просто несведущи: юридическое дело, экономика, маркетинг. И тут страх, конечно, порой выползает. 

НАТАША: Вообще, если говорить о концентрации поистине современного танца, то в Петербурге как раз его все-таки больше, чем в той же Москве. Да, амбиции все сосредоточены в столице, но contemporary, который вы можете встретить там, это скорее коммерческая история, навеянная телевизионными шоу и прочей стереотипной штукой. Там все еще подают танец, который удобен для публики, он более привычен к восприятию. А эти вещи, откровенно говоря, постепенно отходят уже на десятый план, ибо такое уже никому не интересно. Поэтому, на мой взгляд, мы сделали правильный выбор относительно города, современный танец – это больше про Петербург. И наша аудитория гораздо шире, чем вы можете себе представить. На наши спектакли ходят все, даже бабушки-театралки. Это приятно.

E15222A5-03A8-4E5A-A4CF-5592D9CAA4D4.jpg

- У вас очень необычные спектакли: «Проводник» по мотивам повести Пелевина «Желтая стрела», «Превращение» по Кафке, Chuma21 по Камю. Почему такой выбор репертуара?

СЕРГЕЙ: Отчасти, потому что это мои любимые авторы. А над некоторыми материалами мы вообще начинали работать еще в студенчестве. Например, биографией Кафки вдохновлялись еще в 2010 году. Нам нравится работать с множеством трактовок, потому что для нашего сознания характерно именно ассоциативное восприятие сюжетной линии. Но что касается выбора материала, мы не всегда работаем по мотивам чьих-то произведений. В какой-то момент мы привнесли разнообразие в репертуар двумя документальными спектаклями. Один – про нашу с Наташей жизнь, про отношения мужчины и женщины. Называется «Конец». А второй, Don’t, он на тему родительских наставлений и запретов, начиная с нелепых, вроде «Надевай шапку, замерзнешь», и заканчивая мировоззренческими – как жить и кем работать.

НАТАША: Вообще фишка нашего театра, в том, что мы не работаем, впрямую опираясь на само произведение. И всегда открыто заявляем: «Господа, привычных диалогов здесь не будет». Это физический театр, рефлексия на произведение, эмоциональная визуализация. А мы – актеры, которые работают на собственных переживаниях, вытаскивая реальную боль изнутри. Так получается, что мы не играем других людей, мы играем только себя.

- Чем вы цепляете зрителя, что за невидимые нити соединяют вас? В целом диалог со зрителем – насколько он важен?

НАТАША: Диалог, он конечно важен. Однако творчество – это некая субстанция, кем-то признаваемая, а кем-то нет. Даже если два человека, живущих вместе в одной квартире 10 лет, могут друг друга не понимать, что говорить про зрителя. Понимание, как и непонимание, рядом. Сегодня ты ничего не понял, а завтра все осознаешь. Бывают и те зрители, которые после спектакля трактуют неувиденный нами ранее смысл, заставляя задуматься и обсудить что-то новое на репетиции. Зритель – наш мини-постановщик.

- Что скажете о тенденции соединения современного и классического танца?

СЕРГЕЙ: Как-то нам с Наташей предложили один проект – сделать театральную постановку как раз на классическую балетную труппу. Так вот, с тех пор мы находимся в состоянии раздумья, потому что это некая провокация для нас. С другой стороны мы экспериментаторы и не боимся за результат. Это может быть новым витком развития. И мы думаем, что будем ставить этот спектакль и ломать рамки. Будем синтезировать балетную эстетику и современный танец, мнимую красоту и реальную жизнь. 

- Расскажите о концепции Фестиваля WORK IN PROGRESS. Он проходит во второй раз, что будет нового в этом году?

НАТАША: Этот фестиваль родился только потому, что на стадии создания продукта, мы всегда ловили себя на мысли, что даже не готовый спектакль требует предпоказа. Когда есть канва, и мы точно знаем что будет, всегда есть и другое – желание опробовать, прежде чем зафиксировать окончательный результат. Мы заранее хотим понять, как поведет себя публика, как сработают декорации, музыка, костюмы, как поведут себя артисты в той или иной сцене. Это все и есть WORK IN PROGRESS (в процессе). Полуспектакль для обывателя, которому и двух часов мало. Но полноценный продукт для тех, кто понимает. Фестиваль – это прикольно, это как пригласить к себе домой в гости, чтобы поболтать. Тем более у нас теперь есть свои стены, наша «Реzиденция», и есть, куда приглашать. Площадка камерная, рассадка свободная. Контакт со зрителем максимально тесный. Иногда мы дотрагиваемся до кого-то, а зритель трогает нас и даже проявляет сочувствие к персонажу во время спектакля. Такие моменты – вообще, как допинг для нас.

СЕРГЕЙ: Главные отличие этого WORK IN PROGRESS в том, что в этом году мы сделали 2 дня, 7 спектаклей с регламентом до 20 минут. И ещё один спектакль вошёл у нас в off-программу. В пришлом году заявки участников не проходили отбор, мы просто собрались с коллегами и показали свои работы. А в этот раз участников отбирали: было около 40 заявок, одна даже из Бостона. Заявка – это полноценная презентация: промо, фотографии, видео с одного ракурса, без обработки и т.д.

- Что дает Фестиваль WORK IN PROGRESS?

НАТАША: Фестивалей такого плана в принципе мало, но суть не в этом. Каждый идет своим путем и, к сожалению, многие вынуждены подчиняться стереотипам, теряя некую первозданность того, что они хотели изначально сказать. Но в такие моменты всегда включается обмен энергетикой, который позволяет прийти чему-то свежему на смену устоявшемуся. Появляются молодые имена, не известные, но с большой вероятностью, через два-три года – уже популярные. Для меня такое мероприятие – это напрямую развитие современного искусства.

СЕРГЕЙ: И говоря о развитии, мы уже знаем, как будет выглядеть третий Фестиваль. Планируем собрать экспертный совет, который выберет наиболее удачную работу. И, конечно, хотелось бы привлечь спонсоров, чтобы сделать грант на продолжение лучшей постановки. Хотелось бы расширить географию Фестиваля для увеличения разнообразия в программе. Ну и пресловутый обмен опытом, все-таки ты постоянно находишься на стадии новых знакомств и вдохновений. А мы это очень любим!

6D0F12DD-0DF2-4F27-8426-37BDA847D1D7.jpg

Приглашаем на мероприятие - Фестиваль современного танца WORK IN PROGRESS.

Дата: 24–25 марта

Адрес: «Реzиденция», Конюшенная площадь, 2В

Интервью: Диана Иванина

Фото: архив Сережи и Наташи

Вадим Савенков. Иллюзия искусства

 

В гостях у нашего города и редакции оказался всемирно, не побоимся громких слов, известный иллюзионист, шоумен, режиссер, Вадим Савенков.О современном искусстве и молодых талантах наша сегодняшняя беседа.

Краткая информация:

  • Работал в балете Аллы Духовой «Тодес» в качестве солиста, фокусника и хореографа-постановщика.
  • Постановщик номеров для ведущих артистов страны.
  • Неоднократный призер международных конкурсов по фокусам в Европе и США
  • Постоянный член жюри аналогичных конкурсов в США, Европе и России.
  • Режиссер ледового шоу «Бременские музыканты на льду»(2009)  «Алиса в стране чудес на льду» (2011)

- Здравствуйте, Вадим. Спасибо, что нашли время для беседы, мы знаем, как вы заняты.

- Спасибо, что пригласили. -  отвечает Вадим, встает и делает галантный поклон.

Этот жест нашего собеседника, как-то сразу показал его настоящим артистом, с харизмой, достоинством, желанием и умением делится своим творчеством с публикой.

- Вы знаете, когда я готовилась к интервью, наткнулась в СМИ на разные формулировки Скажите, иллюзионисты не обижаются, когда их называют фокусниками и наоборот?

- (Смеется) Вы знаете, у нас не так много артистов этого оригинального жанра, когда о таком исполнителе отзываются, ему уже так приятно, что совершенно не важно, как его там называли, фокусник или иллюзионист.

- Не так много.. а как можно освоить эту профессию? Где ей учат?

- (Вздыхает) Вы задали самый острый вопрос. К сожалению, ответ на него вызывает у меня чувство печали и скорби. Этим должно заниматься Московское Цирковое Училище. Но спонсирования нет давно. Раньше был еще в Киеве факультет иллюзорного искусства. Вот это было по-истине сильная школа. Сейчас же у нас совершенно не взращивают искусство. Вы знаете, меня часто приглашают в жюри на конкурсы иллюзионистов, и я собственными глазами вижу, как развивают искусство в Корее, в США. Они ведь творят удивительные вещи, их ребята не просто придумывают залихватский фокус. Нет. Они подходят к процессу настолько серьезно и творчески: представляют зрителю целый мир, со своей философией и мыслью. И вот это действительно здорово.

- А как реагирует публика, когда им показывают не просто развлекательную программу «угадайте, что у меня в руке», а что-то с претензией на интеллектуальность?

- Давайте я покажу.
Вадим делает скучающее лицо, начинает лениво разглядывать обстановку. Внезапно, взгляд меняется, он начинает заинтересованно вглядываться в меня. Потом его мимика передает удивление. Далее, лицо озаряет восторженная улыбка с толикой непонимания и недоверия.

- Браво, Вадим!

- Вот так публика реагирует. Люди давно пресыщены обычной зрелищностью. Ни один, даже самый лучший, иллюзионист не сможет соперничать с современным кинематографом. И это факт. Сейчас не начало 20 века, когда люди не видели на своих экранах чудесные перевоплощения. Но сейчас наша публика требует более глубокого подхода. Понимаете, люди заняты. Все. Очень. Но сейчас, в данную минуту, они нашли время и потратили его на твое представление. Они хотят что-то вынести для себя. Поэтому молодым талантам уже мало быть просто ловкими на руки, надо обладать информацией, мыслью, и уметь ее вкусно преподносить.

- А молодым талантам сложно заявить о себе в данном жанре?

- А вот это второй острый вопрос. Очень сложно. Вы даже представить себе не можете насколько. Проблема в том, что люди друг друга не знают. Раньше мы все общались в одной среде и, что называется, у нас были «связи». Сейчас этого нет. Каждый молодой артист оказывается в ситуации, что он просто не знает к кому можно обратиться за советом. Поэтому мне так понравился ваш проект. Вы как раз занимаетесь тем, что рассказываете всем обо всех.

-Спасибо, очень лестно это слышать от вас. А когда вы готовитесь к выступлению, придумываете новый фокус, на ком вы его тестируете?

-(Смеется) На жене. Она у меня самый строгий зритель.

- Тайна трюка всегда остается тайной или есть исключения?

- Исключений нет. Понимаете, в этом вся соль жанра. Ты узнаешь, как иллюзионист прячет карту, и тебе будет приятно от этого знания несколько секунд. И все. А если не знаешь, ты всегда готов удивляться, искать, рассматривать, включать внимание.

- Скажите, что бы вы посоветовали начинающему артисту?

- Сделать по-настоящему качественную, грамотную программу и не бояться обратиться с ней к старшим коллегам.

- Вадим, спасибо за интереснейшую беседу, быть может, она кого-нибудь вдохновит, и мир увидит новые таланты.

- Кто знает? Все может быть.

Улыбается иллюзионист, вытаскивая из рукава бумажный цветок.

 
 Фотограф: Александра Климова  Текст: Дарья Дунаева

Фотограф: Александра Климова

Текст: Дарья Дунаева

Глафира Козюлина, актриса

 

Меня зовут Глафирая Козюлина. Я актриса. -    Можно сказать, что с творчеством я с самого рождения. Моя мама – актриса, она до сих пор играет в Челябинском драматическом театре имени Наума Орлова. Дух театра я впитала даже не с рождения, а еще раньше (улыбается). И свое детство я связываю не со школой, какими то кружками, а именно с театральным закулисьем. Были какие-то спектакли, которые я смотрела по 50, знала их наизусть. 

 
 
 
 

Я помню, что мне было 11 лет, когда я приняла участие в спектакле. Это был пародийный спектакль, который изображал звезд, он назывался «Звездопляс». И одна из актрис делала пародию на Ирину Алегрову под песню – «Гуляй шальная императрица». И меня загримировали маленьким арапчонком, одели чалму, я сама себе делала грим, рисовала индийские орнаменты– это была моя первая роль.  Первый раз я вышла на сцену , страха не было, но очень неожиданно ударили софиты… я думала, что я буду видеть зрителя в зале, а оказалось, что только чернота и свет … и мне это очень понравилось.

 
 
 

Гимнастика

Гимнастика

Представьте себе большой длинный спортивный зал, с очень  высоким потолком,  яркими желто-оранжевыми стенами и прямоугольными пятнами солнечного света от окон на полу. Это школа художественной гимнастики Юлии Борсуковой, которая находится недалеко от станции метро Звенигородская.  Мы, коренные петербурженки, правда, немножко поплутали по улицам, но, кто ищет – тот всегда найдет. И вот мы оказались на месте.