Фотограф Ирина Иванова

- Как давно Вы занимаетесь фотографией? Это произошло случайно или это осознанный долгий путь?

Здесь не было такого, что я встала утром и поняла, что хочу быть фотографом. Я общалась с разными творческими ребятами, и однажды для слабослышащих и глухих ребят организовали курсы по фотографии и фотошопу в 2008 году. Я на них пошла за компанию, и мне понравилось фотографировать. Долгое время я просто ходила и ловила моменты и общалась с фотографами в социальных сетях. Потом в частной беседе с сокурсницей прозвучало, что надо бы мне повысить уровень и посетить курсы по фотографии. После некоторой борьбы с собой из-за сниженного слуха я пошла на основы фотографии, и с этого момента я стала фотографировать более осознанно. Можно сказать, что это был полуосознанный путь. Или образ жизни.

- Какими качествами, на Ваш взгляд, должен обладать фотограф?

Многое зависит от того, в чем фотограф специализируется. Но есть и общее. Он должен понимать, что ему есть чему учится. Во-первых, знать свою технику. Это значит банально открыть инструкцию и ее освоить. Во-вторых, изучать визуально историю и теорию искусств. Что такое композиция, какие могут быть ракурсы, что сделали до тебя вообще. То есть готовность учиться, понимать, что у тебя были предшественники, наблюдательность, терпение, знание психологии (если работаешь с моделями), быстро реагировать (если репортаж). Самобытность хорошо, но я присоединяюсь к мнению Сальвадора Дали «Если вы отказываетесь изучать анатомию, искусство рисунка и перспективы, математические законы эстетики и колористику, то позвольте вам заметить, что это скорее признак лени, чем гениальности.» А уж он, поверьте, уж был тот бунтарь и первопроходец.

- На что Вы снимаете?

В путешествиях или прогулках по городу я снимаю на маленький фотоаппарат Canon (его можно сунуть быстро в сумку, занимает мало места), если провожу фотосессию, то на зеркальный фотоаппарат Nikon. В течение нескольких лет у меня фотоаппараты менялись, но это разделение оставалось неизменным. Объектив 18-135, портретная sigma, монокль.

- Как Вы выбираете сюжет для съемки?

Твердо придерживаюсь принципа: Фотография – это вычитание. Что здесь лишнее и не должно быть в кадре, а что в кадре должно оказаться. В интернете гуляет цитата Артуро Перес-Реверте: «Фотография — это умение заключать увиденное в рамку, а умение заключать в рамку — способность выбирать одно и отказываться от другого». Это мой железный девиз.  Получается ли это на практике – это уже другой разговор. Когда ловлю моменты увиденного на прогулке или в путешествии, я этим руководствуюсь. Когда посмотрел на фотографию и увидел: ничего тут лишнего, она лаконична. То есть я иду и вижу сюжет в жизни: о, все сложилось воедино, нажимаем на кнопку! Не сложилось, в кадре будет каша, то не нажимаю на кнопку. Хорошо, если реакция поспевает за мгновением.

А так мне еще интересно портреты снимать.  Если здесь есть элемент ретро, сказки, живописи, истории, то мне уже интересно. Здесь результат зависит от того, насколько хорошо находим контакт с моделью.

- Что Вы чувствуете, когда фотографируете?

Я хочу это запомнить. И показать.

- Навык фотографа, на Ваш взгляд, заключается во взгляде, в мышлении, в чем-то другом?

Несколько абстрактный вопрос. Все зависит от контекста. Если это заказ, то умение выполнить заказ. А для себя, два слагаемых успеха – знание фототехники и насмотренность изображений, лучше бы классиков. И уметь анализировать самостоятельно, что сфотографировали.

фото 14.jpg

- Насколько фотограф должен присутствовать в своих снимках, как думаете?

Зависит от ситуации. Но вообще он присутствует всегда, потому что он отбирает, как снимать и что показать зрителю. Бывает, что испытываешь стресс из-за каких-то проблем и некоторые фотографии становятся более мрачными, чем на самом деле. Но я никогда не афиширую, какие из них. Если речь идет о вмешательстве фотографа в происходящей, то в документальной фотографии оно должно быть минимальным.

- Что недопустимо для фотографа?

Выдавать чужие работы за свои. А так, я думаю, все тоже самое, что и для порядочного человека. Границы вмешательства в кадр могут варьироваться.  Для репортажников и стрит-фотографов не приветствуется вносить какие-то изменения в кадр, т.к. это считается уже подделкой реальности. Что увидел, то и сфотографировал. Не нравится, снимай сразу как надо. Это единственное допустимое вмешательство в запечатление реальности, поскольку во время съемки уже идет кадрирование – что попадет в кадр, а что нет. А вот портретисты или сюрреалисты могут вносить довольно сильные изменения в кадр. Тут граница недопустимого пролегает в зависимости от специализации или от контекста работы \ фотоконкурса.  Это если снимаешь для себя.

- Есть ли фотографии, которые вызывали у Вас особенные эмоции? Сильную радость или, может быть, страх?

Я не переношу фотографией с кровью или с чрезмерным натурализмом. Я такие не смотрю. Я не могу припомнить фотографий, которые вызвали бы большую радость или страх. По-моему, радость вызывают фотографии с друзьями или семьей, особенно если ты там получилась. Для меня восторженность не характерна. При просмотре фотографий может возникнуть мысль «О, это сильная фотография», «Это интересная фотография», «Этот фотограф делает полезное дело». Мне нравится портрет мужчины у фотографа Ragnar Axelsson, работы фотографа-сюрреалист Родни Смит, Лилиан Бассман.

- Важно ли для Вас название в фотографии? Обращаете ли Вы внимание на них? Если нет, почему?

Нет. Если я прихожу в музей, то читаю этикетки как справочный материал. Лично я считаю, то названия должны помогать понимать конкретную работу и не должны быть сложными, иначе они выглядят для меня как «горе от ума».  Сама сочиняю, когда работу отбирают на выставку, там приходится придумывать название для работы. Я записываю название себе на бумажку, чтобы не забыть, как я назвала фотографии, для подачи работы в каталог групповой выставки. Но я часто не чувствую потребности в том, как назвать работу. Я не занимаюсь той интеллектуальной фотографией, которую понимают только искусствоведы и кураторы, и отражаю те идеи, которые общеизвестны, или ловлю момент. Я увидела, что стоит запомнить или интересно, или сложилось в один кадр, и запечатлела. Зритель может увидеть в фотографии что-то свое, а может увидеть то же, что увидела и я. Исключение составляют фотографии «Святой из Милана», «Воды Климта», «Тишина», «Осенний импрессионизм», «Падает снежок», «Золотой дождь». Я могу уверенно сказать их названия в любое время, не заглядывая в шпаргалку. В двух случаях-  серия «Шрамы осени» и «Звук».  И пара фотографий у меня ассоциировались с некоторыми стихотворениями А. Блока и Тютчева и не только Т.е. я могу посмотреть на фотографии и сказать, ой это по музыке некоторых строк из поэмы «Куликовская битва» А. Блока, которую я слышу в голове, а это по музыке некоторых строк Тютчева «Как хорошо ты, о море ночное, — Здесь лучезарно, там сизо-темно…», которую я слышу в голове. Стихи я не декламирую, т.к. декламировщик из меня никакой. И чужую декламацию я не слушаю, потому что мне сложно слушать, да и во время фотографирования это мне не помогает.

- Когда Вы снимаете пейзажи, что для Вас самое важное?

Ощущение, что кадр сложился. Порой меня в кадре привлекает идея.

- Снимаете ли вы серии пейзажей или это часто случайно пойманное вдохновение?

Исключительное пойманное вдохновение.

- Какой снимок у Вас самый любимый?

Фотографии «Воды Климта», «Осенний импрессионизм». Теперь «Путеводный камень».  Так я назвала работу для подачи на выставку.

- Где Вы черпаете вдохновение?

Нет единого источника. Картины, работы классиков: фотография и стихи.

- Какие планы в творчестве на ближайшее будущее?

Думаю, развиваться в фотографии, связанной с портретами в стиле ретро и психологическими портретами. А так куда дорога вывезет.  Планирую подкопить материал для фотовыставки. Она будет связана с небом и водой.  

Фото: Ирина Иванова

Интервью: Катя Уплисова