Натали Рукавишникова

1.jpg

Белые стены, большие окна и много света. Натали у мольберта. 

Цветовое решение. Всегда ли в твоих картинах были такие оттенки?

Я начала эксперементировать ещё в академии. И лишь со временем выработалось это чувство цвета. И, мне кажется, оно продолжает развиваться.

Думаю, оно проявилось от сочетания обстоятельств и интересов.

Возможно, на меня повлияла бумага скетчбука, в котором все время рисовала, когда только училась. Она такого мягкого, кремового оттенка.

Было время, когда это все, что могла себе позволить. В моем распоряжении были акварель, линеры, гелевые ручки, словом все то, что можно носить с собой.

С другой стороны, меня всегда очаровывали художники ограниченной, сдержанной палитры. В этом было что-то декадентское, меланхоличное. И это то, что меня интересовало и вдохновляло.

В целом, очень много разных факторов, в том числе и из личной жизни, думаю, задали направление для такой палитры.

Сейчас, мне нравится, когда эмоции не скрываются сочностью цвета.

Считаешь ли ты себя русским художником?

Родилась, выросла и работаю в России, в этом понимании да, наверное, я русский художник.

Но у меня есть такое мнение, что не имеет огромного значения, в какой точке Земного шара ты находишься, говоря, конечно, о наиболее развитых для социальной жизни странах. Тебя может вдохновлять любая культура, и ты можешь впитывать любые традиции.

Мне интересна наша история, и, возможно, когда-нибудь это проявится в работах. Но в тоже время я очень далека от политики, меня питают совершенно иные вещи. Поэтому определение «русский художник» ко мне можно отнести лишь как географическое явление.

Было ли тебе сложно переходить от академических учебных постановок к свободному творчеству?

Нет, одно другому всегда способствовало и помогало. Параллельно учебе я всегда старалась рисовать и придумывать свои работы хотя бы в блокноте. Я храню все свои блокноты, даже самые неумелые, и взяла себе за правило доводить их до конца. Вот мой первый полный блокнот. В нем собраны эскизы и просто зарисовки в тот период, когда я стала относиться к ним как к самодостаточным работам. Это зарисовки людей в метро, в кафе, животных в парке, разных сценок из жизни. И видно, что я тут еще и человека не могу нормально схватить. Но уже тогда, в процессе и после, на основе этих рисунков начинала придумывать всевозможные сюжеты и истории связанные с тем за кем наблюдаю. Я думала о человеке как о персонаже, со своей жизнью миром и историей. Смотрела на него и думала: «Вот у него такие морщинки под глазами, наверное, он часто улыбается. А почему он часто улыбается? Может быть он приходит домой, видит своих детей, возится с ними и от того так счастлив». Я начинала придумывать жизни людям, о которых ничего не знаю. Иногда счастливые жизни, иногда трагичные, в зависимости от того, что я ощущала от человека. Так мозг находится постоянно в режиме воображения и поиска сюжетов. Поэтому личное творчество у меня всегда выходило из почти академического подхода к рисованию. Основываясь на том, что окружает меня.

Во время учебы было постоянное желание что-то выдумывать. Не хватало только времени и ресурсов.

Первую серию работ и выставку с ними сделала после учебы. Поэтому переход получился плавный.

Можешь рассказать более подробно о художниках, которые тебе нравятся? И о литературе?

К слову про палитру, ещё в юности у меня была какая-то особая любовь к Эндрю Уайету, Дюреру, Артуру Рэкхему, Йону Бауэру, Люсьену Фрейду, Шиле и Климту. Я взахлеб изучала их. Уже в институте узнала про Рене Магритта, Джеймса Джина, Аарон Хоркей, Фил Хейл, Драгон Бибин и многих других современных и уже ушедших художников. Мне всегда нравились думающие художники, которые рассказывают историю своими работами, поэтому в большей степени мои любимые художники это ещё и иллюстраторы.

Первая серия была вдохновлена скандинавскими сказками. Она не была привязана к конкретным произведениям, но была создана под впечатлением от них.

Сейчас меня в особенности интересует история цирка 19го века, произведения Рея Бредбери и карты Таро.

Я училась в театральной академии, наши работы там основывались на литературных произведениях. Нас в первую очередь учили думать, развивать образное мышление и воображение. Очень много читали и в работе в основном отталкивались от литературных произведений. Мы придумывали декорации, костюмы персонажам, создавали мир, в котором существуют герои. Словом, образ спектакля.

Ты копируешь свои работы?

Нет, я предпочитаю создать новые работы. Также с коллекционерами существует договоренность о том, что копии не создаются.

В твоих работах много твоих мыслей, переживаний. Важно ли для тебя, чтобы твои зрители считывали эти мысли, или другой человек вправе принимать их по-своему?

Можно ответить на этот вопрос, отталкиваясь от того, как я сама воспринимаю чужое творчество и искусство.

Например, я всегда люблю смотреть кино, ничего не зная и не читая про фильм заранее. Дальше я стараюсь воспринимать фильм только на своих ощущениях и эмоциях. И лишь после изучаю создание и идею автора, если он оставил какую-то информацию. Интересно всегда сравнить свои ощущения с заложенным посылом.

Того же наверное ожидаю и со своими работами. Чтобы люди всегда опирались на свои ощущения, знания и впечатления.

Пишут ли тебе свои впечатлениях от твоих работ, и был ли необычный отзыв?

Очень трогает, когда мои работы получают отклик в сердцах и умах других. Я всегда искренне радуюсь каждому отзыву и каждому комментарию. Очень сложно сейчас выделить какой-то особый отзыв, каждый из них был особенным.

Как мне кажется творчество это диалог с миром, который помогает работать.  Потому что, если ты делаешь что-то только для себя, нет никакой связи с миром и зрителем, то это теряет всякий смысл.

Самое ужасное – это равнодушие и тишина. Когда то, что ты делаешь, превращается в монолог.

Хорошо, когда ругают, хорошо, когда комментируют и не понимают, чудесно, когда хвалят. А вот равнодушие – это страшно.

Насколько сложно зарабатывать творчеством?

Сложно. Очень. Но в какие-то моменты ты понимаешь, что это все стоит того.

Чем еще ты занималась?

Скейтбордингом, около 12ти лет. Участвовала в соревнованиях, съемках и сотрудничала со спонсорами.

Лет в 15 была курьером. Потом работала в детском театре. Были периодические подработки от академии. Уже тогда я начала публиковать свои работы в интернете. Начали появляться маленькие заказы на иллюстрации, продажи и постепенно работа художника начала преобладать.

Я делала и временами продолжаю делать портреты на заказ. Так как у меня была связь с театром и кино, то разрабатывала раскадровки. Это замечательная тренировка, потому что в короткий срок тебе нужно сделать много сюжетных картинок.

Чем ты больше всего занимаешься сейчас?

Больше всего я занимаюсь раскадровками, иллюстрациями и другими заказами. Работаю с моими учениками в студии.

Параллельно, уже вот третий год готовлюсь к выставке. Хотелось бы посвящать себя только ей, но не все так просто. Для этого, возможно, нужны спонсоры, пока что создаю ее своими силами постепенно.

Твои планы на будущее?

Завершить работу над серией «A walk in the dark». Сделать с ней выставку. И я уже мечтаю приступить к новой серии.

Что посоветуешь начинающим дарованиям?

Во-первых, нужно запастись нервами и научиться их беречь.

А если серьезно, главное – это упорство и практика. Находить время и желание заниматься творчеством. Найти в себе рычаги для стимулирования этого желания. Важно ничего не бояться и просто делать.

6.jpg

natalieruka

Фотограф: Катя Уплисова
Интервью: Катя Уплисова / Даша Дунаева